?

Log in

No account? Create an account


1) Если говорить о базовых статьях, посвящённых агентному моделированию развития злокачественных опухолей в организме, то, прежде всего стоит упомянуть о титанической работе 2014 года Jagiella & Muller.
В работе моделируется рост сфероидов Немелкоклеточного Рака Лёгких.
Гибель клеток опухоли, согласно авторам, происходит, когда слишком велика концентрация лактата, и слишком мало АТФ достаётся клеткам. Деление возможно, только если не слишком велика плотность клеток вокруг. Умирающие клетки производят диффузный ингибитор роста.
Клетки отображаются агентами в 3-мерной неструктурированной решётке. Переход клеток из одного состояние в другое осуществляется с помощью алгоритма Гиллеспи, то есть с привлечением подходов динамического Монте-Карло.
Read more...Collapse )


О матче Кубка России «Динамо» — «Факел».

Светлой памяти
главного журналиста
российского волейбола,
Льва Вольковича Россошика...

1-ая партия
Со старта первой партии в составе хозяев сразу наметился лидер атак — Павел Круглов, к которому постепенно начали подключать Дика Коя. Александр Маркин старался свои мячи выигрывать в более техничной манере. Сразу серия игроков хозяев выдавала серию успешных подач, среди них: Щербинин, Круглов, в разные моменты достойно впечатывал свои подачи голландский доигровщик. И прежде всего, я бы обратил внимание на результативнейший блок подопечных Бориса Колчинса. Больше всего наблокировал против своих бывших коллег Илья Власов; Щербинин очень грамотно организовывал групповой блок, и мне показалось несколько очков успел набрать и Павел Круглов. Успел Власов удивить и попытками подавать силовую подачу. Пока со средней успешностью. Она у него напоминала, скорее, плотный накат под заднюю линию, впритирку к боковой

Матч, полный сюрпризов...Collapse )

Ящик Пандоры.



К некоторым людям я боюсь приглядываться, опасаюсь пристально на них смотреть, пытаться разобраться в их жизни и взглядах, поскольку понимаю: поверхностная дружба и восхищение могут перерасти в нечто большее, и тогда я пропаду.

Тогда поминай, как звали... Думаю, я чересчур внушаемый, чересчур впечатлительный человек. И самовнушение в том числе может довести меня до катастрофы. И если когда-нибудь такое произойдёт, можете не гадать — я всё-таки не удержался на канате через пропасть.

Я опасаюсь становиться зависимым от кого бы то ни было. Это, как в дурацкой присказке американских фильмов, всегда может быть использовано против вас, и всегда будет использовано против меня.

Уверен, это только к лучшему, что некоторым чувствам суждено остаться только никому неясными, туманными намёками. Словно космическая катастрофа, несущая беду комета, которая заденет землю лишь по касательной, лишь чиркнет по краешку атмосферы, лишь тень её пробежит по океану, и она вновь на много лет улетит за другие планеты.

Но наблюдение, попытки разобраться в явлении могут влиять на наблюдаемые величины, как известно из квантовой механики. И не вздумай анализировать свои мысли, не вздумай размышлять впустую, без дела слоняться ВКонтакте. Тогда эта комета с её струящимися по звёздному небу волосами пройдётся по тебе, словно связка рыболовных крючков, вопьётся в тебя, будто гарпун!

Ох, мне иногда кажется, что в некоторые времена года, недели или месяцы, я теряю контроль, теряю равновесие и начинаю падать в головокружительную пропасть, когда чувства (или правильнее сказать, какая-то странно понимаемая сентиментальность) берут надо мной верх. И тогда на меня начинают заметно сильнее влиять даже самые обычные вещи, к которым я давно привык. Сделать бы себе прививку бесчувственности. И даже знаю, что лучше всего сойдёт за неё — безнадёжность лечит лучше всего. Я убедился в этом экспериментальным путём.


О матче «Динамо» — «Зенит-Казань».

Несмотря на то, что «Зенит» начал матч в очень значительной степени вторым составом, а «Динамо» самым, что ни на есть основным, гости сразу пошли в отрыв, продемонстрировав на удивление слаженную и задорную игру. Новичок основного состава москвичей либеро Чачников старался, но выглядел всё же довольно нервно и периодически ошибался на приёме. «Динамо» никак не могло собрать свою игру воедино, пробуксовывая в отдельных элементах. Как бы это ни парадоксально звучало, но Гранкину нужно ещё немного времени, чтобы освоиться в новой старой команде. Я сам от себя ожидал бы, что начну отпускать всякие шуточки насчёт возможностей пасующего младшего-Алекно, но он выглядел на удивление достойно, собранно и не вызывал отрицательных эмоций. При этом, как стало ясно ближе к середине игры, ситуация сия во многом вынужденная, поскольку у основного пасующего гостей были явные проблемы со здоровьем, а точнее, что-то с голеностопом или ахиллом: он еле передвигался на своих двоих. У «Динамо» не было особенных проблем на приёме, однако заметно проседала игра в нападении, как мне показалось. Очень уж много было ударов в блок от Круглова и Бережко. Заменили в итоге Бережко. Трудно определить за счёт чего динамовцы всё-таки сумели подобраться к противнику в конце партии, но партия осталась всё же за гостями.

Read more...Collapse )

Ещё один сон.



Я должен всё-таки зафиксировать один свой летний сон, который посетил меня во время похода по горам Грузии. Он по непонятным причинам произвёл на меня огромное впечатление, но, проснувшись, я так и не сумел понять, за счёт чего...

Суть его была довольно коротка. Я в этом выдуманном мире играл довольно важную роль, типа какого-то супергероя, при этом парадоксальным образом перемещавшимся на велосипеде. Но в какой-то момент у меня появился помощник, вернее, помощница, которую я знал ещё со школы. Не буду говорить, кто это, это не добавит лишних красок моему рассказу и вместе с тем создаст какие-то лишние акценты, которых бы мне хотелось избежать.

При этом она в поиске злодеев ли, в поиске нуждавшихся в помощи перемещалась на роликах. И это созвучие добавляло лишних красок нашему тандему. Наша база находилась где-то под землёй, насколько я сумел понять из этого смутного повествования. Почему-то это в хорошем смысле напомнило мне мультфильмы про черепашек-ниндзя и другие мультфильмы, которые так приятно было смотреть в детстве в воскресенье утром...

И она из картин отзывалась какой-то особенной тихой прелестью в моём сознании. Это то, что мы на очередное задание мчались по улице Свободы, та, что рядом с метро Сходненская идёт вдоль канала им. Москвы. И было, вероятно, совершенно раннее утро, поскольку было не видать никаких людей. Да, почему-то эти места часто фигурируют в моих снах. Особенно часто я еду в своих сновидениях мимо метро Сходненская на автобусе, дальше, туда к каналу. И еду ранним-ранним утром, так, что ещё темно, и еду непременно в выходные. Нет никого из людей, и я наедине со своими мыслями и переживаниями. Но во сне, разумеется, не очень понятно с какими, поскольку, я так представлен лишь мальчонкой, сидящим возле окна автобуса.

Почему ещё один сон привёл меня в это место? Почему эта картина отозвалась в моём сердцем так сильно и ясно, таким чувством единения в борьбе за что-то. Почему это всё произвело на меня такое впечатление, что я ходил почти весь день, как пришибленный? Чем всё это объяснить?
У меня на это пока нет ответа...


1) Мне очень интересно наблюдать за тем, как может меняться отношение людей к нам с благожелательного и добродушного на немного ожесточённое и раздражённое после того, как они понимают, что не имеют на нас никакого влияния, что не удастся манипулировать нами ни в малейшей степени. Это очень любопытно и поучительно, я считаю.
Также людям обычно очень не нравится, когда вы не готовы меняться по их велению или пожеланию, когда вы упрямо стоите на своём. И не имеет никакого значения, идёт ли речь о неких положительных и прогрессивных переменах либо о чьей-то прихоти. Но это и не должно иметь никакого значения для вас. В конце концов, любой человек вправе настаивать на сохранении собственного “я” вне зависимости от любых посторонних посягновений на его самость.

Read more...Collapse )



1)
Лайкни мой репост.

Смотрю вот я на все эти сроки за лайки, за репосты, за gps-датчики для коровы и экзотические напитки из Колумбии и за растраченные деньги (на поставленные пьесы) и думаю: может, они всё это не со зла и не на заказ делают?
Может, они просто разучились нормально работать?
Может, их так все задёргали, власть, прокуратура, СК, ментяры, что они уже забыли, как это принимать честные и непредвзятые, непродиктованные сверху решения? Их Фемида не завязывала глаз, она оглохла и отупела, она вертит головой в поисках суфлёра. А что если его сегодня нет? Какие-то дела просто не интересуют кремлёвские звёзды, на какие-то дела людям в погонах просто насрать. А люди в мантиях лишились не только чести, но и остатков здравого смысла, чтобы принимать решения не соломоновы, но, как минимум, не идиотские!

Read more...Collapse )



Странно, быть может, это какая-то не самая положительная особенность моего восприятия музыки, но не первый раз меня накрывает от прослушивания особенно не известных коллективов, более того, по-честному говоря, коллективов вторичных. Сейчас поясню, о чём речь. В 2017 вроде бы году едва ли не самым ярким для меня музыкальным открытием стал дебютный альбом группы Them. Многие, вероятно, довольно справедливо отмечали то, что стиль группы сформировался под действием King Diamond. Лично я этого не почувствовал при первом сравнении, а значит, нет смысла анализировать эти слова. Зачем,— чтобы тебе разонравилась это музыка? Какой смысл лишать себя такой красоты. В данном случае, Платон мне друг, но на его истину мне насрать.

Так вот, ближе к завершению лета мне довелось послушать мощнейший альбом группы Psykerion «Karelian Hills». Мощнейшая, эмоциональная, пробирающая до глубины души работа. Несмотря на хэви, пауэр-металлический жанр, оставляющая ощущение полнейшей творческой свободы и незашоренности. Затем, где-то на металлических архивах я прочитал, дескать, вокалист копировал манеру Брюса Диккинсона и играл каверы на Железную Деву. Я подумал: «Что за ерунда, и почему я этого совершенно не заметил при прослушивании?» Единственное, что мне было заметно, это сходство вокалиста с Тобиасом Замметом из Авантазии и Эдгая, который, по слухам, в свою очередь действительно начинал с копирования Диккинсона. Но затем я обнаружил, что Karelian Hills не первый альбом группы. А вот первый «Dragon’s Year» был как раз донельзя стандартной работой, ничем не примечательной на фоне моря хороших, но не блестящих работ. И голос вокалиста звучит там не так надрывно и порой напоминает манеру британского горлодёра, заслуги которого не признавать нельзя, но лично мне несколько претит его грубоватая и неряшливая манера исполнения.

«Siege» — отличный выбор песни, чтобы сразу зацепить слушателя, стартовав с места в карьер после скромного начала песни, пустившись во все тяжкие, с надрывом, с бурей, с симфонической пляской на фоне дикой метели. Во многом, этот трек и предопределил моё отношение к этой работе.

Чрезвычайно разнообразна по меркам жанра «White Phantoms», кстати, это не так-то и просто определить какого жанра? А как вам эти атмосферные завывания призраков посередине песни, как вам непонятно откуда взявшаяся гармошка?

Исполнение Энтони Парвиайнена на «Ghost patrol» неуловимо напоминает такое у Тима Риппера Оуэнса, но не в плохом, а наоборот, исключительно положительном смысле. Ибо в последнее время настоящие жемчужины металлического жанра ой как часто рождаются среди мастеров каверов на другие группы. И это важная примета нынешнего дня. Эта не та вторичность, которой стоит стыдиться. Их подлинность в их настоящих эмоциях, которыми они в состоянии увлечь слушателя.

Но в отличие почти от всех сопровождающих составов Риппера здесь у Парвиайнена талатливейшие помощники-инструменталисты. Они настолько хороши, создают на большинстве треков настолько плотное музыкальное полотно, такую благодатную и бодрящую стену звуку, что их впору сравнить талантом и какой-то поразительной актуальностью нынешнему дню с Виктором Смольским, здоровья его пальцам, и его последними альбомами в Almanac.
В самом деле, несмотря на изрядную долю агрессии, ритма и в чём-то хорошей стандартности в музыке этого коллектива, там присутствуют совершенно незаурядные мелодисты. Мне даже стало интересно, кто главный там, кто ответственен, скажем, за великолепие на «There beyond»?

Я поневоле задумался, что же создаёт такое ощущение сочувствие творчеству этого коллектива? Их лирика может быть дурацкой, но их исполнение настолько ярко, что за ним стоит многократно больше, чем за любыми словами. Это сильный, божественно красивый голос, который однако не отстраняется от нас, а демонстрирует собственную человечность и ранимость, и этим подкупает. Это та музыка, что говоря о событиях военных ли или исторических, рисует пейзажи, созвучные нашим внутренним картинам. Это бури и это контрасты, но выражаемые на языке, понятном людям, ибо лично у меня никаких приятных ассоциация бездушная какофония пост-рока не рождает, вообще. То есть в музыке, желательно, должны быть некие масштабы, соразмерные человеку. Должна быть при внешней жёсткости и структуре — мягкость и округлость, возможность для восприятия. И всего этого в достатке на этом нерядовом по моим представлениям творении финских металистов.


Этим летом для меня состоялось несколько музыкальных открытий. Об одном из них я сейчас коротко собираюсь рассказать. Это не абсолютно новая группа для меня, каковыми в своё время становились: Diablo Swing Orchestra, Leprous и Them. Конечно, были и другие яркие коллективы. Про кого-то я успел позабыть, были новые крайне яркие личности, как гитаристы John 5 или вокалисты: Нильс Патрик Йоханнсон или новый вокалист Луки Турилли.

Но были и новые, удивительные яркие работы от уже хорошо знакомых коллективов. Альбомы, которые просто шокировали, от сочувствия которым аж волосы дыбом вставали и слёзы выступали на глазах. Одним из таковых альбомом стал новый альбом неопроговой группы Arena. Я привык от них ждать пышных аранжировок и отсутствия драйва и куража. Что-то мутное и немного скучное. Ребята явно варились в своей атмосфере, это по-своему прекрасно, но для тех, кто ценит стиль и эту атмосферу. Я понимал её прелесть, но меня эти песни совершенно не цепляли.

И вот выходит совершенно, на мой взгляд, дикий и эмоциональный альбом «Double vision». С одной стороны атмосферный и парящий, с другой, пронизаемый молниями драйва и совершенно прог-металлической агрессии и напора. И какой интересный вокалист! Почему-то его голос уносит меня куда-то времена 80-ых, ещё интересной поп-музыки, прихотливых, но сильных голосов, и сильных ярких эмоций, которые отменно расцвечивали музыку. У меня нет квалификации, чтобы в должной мере оценить эту работу на фоне прочих альбов современного прогрессива, тем более, что мне-то неопрог совершенно был неинтересен. Я не готов выносить ему более-менее профессиональный вердикт, как рецензенты «In Rock», по чьему совету я и обратил внимание на этот шедевр. Однако могу твёрдо сказать одно: эта музыка меня очень цепляет и задевает очень чувствительные и глубокие струны моей души.

Особенно пробирала меня до мурашек песня «Red Eyes», ну это же что-то невероятное, господа. Мне запомнилось изящество «Mirror lies», но оно не то чтобы потрясло меня. А в какой прекрасный цветок разворачивается в итоге «Scars», какие соло, какие пронзительные гитарные переливы. Отчего-то напомнило игру Стива Хаккета. До чего же хорошо, свободно и мечтательно! Я пытался работать под эту божественную музыку, но поймал себя на мысли в какой-то момент, что уже 15 минут смотрю отрешённо в окно.
А успели ли вы оценить многочастное развитие последнего трека альбома — продолжительного «The Legend of Elijah Shade». Arena посягнула на территорию Dream Theater и сейчас, как никогда, готова стряхнуть их с трона. Это совершенно божественное музыкальное полотно. Это развивающиеся и переплетающиеся друг с другом темы, это парящее величие, это не только звуки церковного органа, но и само присутствие божественного в музыке.

Не знаю, тяжело передать первое впечатление об этой музыке со второго прослушивания, очень тяжело поймать это настроение, куда-то всё немножко растерялось. Желаю вам оседлать эту волну, понять эту музыку и поймать нужное настроение.


Размышления по итогам Лиги Наций.

Так получилось, что на время проходившего во Франции финала шести новообразованной Лиги Наций я был в отпуске, зачастую без связи и посмотреть игру в том числе нашей сборной никак не мог. Поэтому все события воспринимал исключительно в пересказе моего папы, находясь в горах, в глубокой провинции Грузии. И события, воспринимавшиеся оттуда, казались удивительными вдвойне, воспринимались просто как фантастика, особенно в свете того, что я узнавал результаты всех матчей не постепенно, а сразу. Я и думать забыл о каком-то там Чемпионате Мира по футболу, самовольно окупировавшем нашу столицу, все мои мысли были исключительно в Лилле.

Read more...Collapse )
Так же как у Познера был неудачный выпуск с Сергеем Шнуровым, так самым, пожалуй что, неудачным выпуском вДудя стала беседа с Эдуардом Лимоновым. Многие в комментариях говорили о том, что это передача была чем-то вроде экзамена для Юрия, и он его провалил. И я отчасти согласен с этим мнением. Это был собеседник максимально далёкий от того, с кем Юрий общался ранее, и прежняя манера тут абсолютно не подходила. Более того, я могу быть крайне субъективным, но Лимонов, с моей точки зрения, — личность наиболее значительная, глубокая и сложная из всех, что приходили на передачи Юрия. Я имею в виду, с точки зрения заслуг перед российской культурой, с точки зрения того, насколько долго Лимонова будут помнить после. И видеть в нём только политика и мастера эпатажа — это чудовищная близорукость, чудовищная, непростительная ошибка! Более того, приглашать личность столь ранимую, а это, безусловно так, и относиться к ней с предубеждением, буквально осуждать человека всю передачу. Это было очень странным и ошибочным решением.

Лично для меня Лимонов — писатель, пожалуй что превосходящий Веллера, кто-то уровня Венедикта Ерофеева. Лимонов — это русский Генри Миллер, но трепетный и ранимый, и намного более поэтичный. Я не стану как-то комментировать его выпад в адрес Бродского. Для меня Бродский по ощущениям фигура асболютно не двадцатого века. При всей его любви к экспериментам. Но взаимоотношения художников всегда очень сложная материя. Почему вот Веллер так странно реагирует на славу Довлатова, так и тут. Ну и пусть, мы не об этом. А об этой дикой, нелепой передаче, которую было даже неловко смотреть…

С другой стороны, не устану этого повторять. Дудь — это те интервью, которые мы заслужили. И не только в негативном смысле. Он задаёт те вопросы, ответы на которые желает знать молодое поколение, желает знать интеллектуальное большинство, аудитория ютуба. Оно далеко не так плохо, как могло бы быть. Ему гораздо труднее вешать лапшу на уши, чем старшему поколению, им труднее манипулировать. Вернее, труднее манипулировать прежними методами телевидения. Оттого так истерично бесится велеречивый Соловьёв. Все сладкие речи которого пропадают втуне. Им уже никто не верит. Молодое поколение “красивых двадцатилетних” с ним не спорит, ибо это действительно непросто, но его не слушают, его игнорируют, потому что он многократно дискредитирован, он ангажирован чуть более чем полностью, его стоит обходить, как прокажённого, как крутят пальцем у виска, проходя мимо городского сумасшедшего, но в случае Соловьёва по гораздо более прозаической, зашкварной причине…

Отчасти эти слова справедливы и в отношении Лимонова. Порой так трудно распознать стоящего человека среди эти этой своры придворных шутов! И Лимонов отчасти сам виноват, приблизившись к этой власти, так явно играя ей на руку, что его тоже замазало. Ну, вот, поди ж теперь объясни, что ты это искренне, что ты человек искусства... Теперь надо быть чуть проще, надо быть понятнее, надо дистанцироваться от власти, чтобы быть своим и понятным, надо избегать двусмысленностей во взаимоотношениях со властью, тогда ты будешь принят.
Это я так вижу всё со стороны. Так я себе объясняю это интервью, снятое Дудём для 20-летних...
В областях между Старым Арбатом и Новым есть нечто загадочное, там ты будто проваливаешься в иное измерение. Кривые и прерывистые улочки по непарадной стороне Домов-Книжек почему-то вызывают у меня ассоциации с небоскрёбами и подворотнями-переулочками Нью-Йорка. Именно так я себе их и представляю: с лёгким флёром криминала.

Но от остальных домов, усадеб не столь понятные и очевидные ассоциации. Там я будто проваливаюсь в куда-то настолько глубокое прошлое, что с ним у меня нет рациональных ассоциаций даже, только что-то нутряное, неотторжимо детское, как будто там по-прежнему обитает призрачный дух старого Арбата.
Переулки по другую сторону Старого Арбата волнуют меня не меньше, но по-другому. В них есть какая-то извилистая порочность. Это не ангельское детство и неведение, а порочное любопытство. И чем дальше ты по этим переулка отходишь от срединной линии Арбата, от этой биссектрисы духа, чем ближе ты продвигаешь к Пречистенке, к площади Пречистенских ворот и диким просторам возле Храма Христа Спасителя, тем больше ты движешься в сторону юности, молодости, отчаяния, морозному слепящему солнцу, ужасному безверию и пустоте. Пока не растеряешь все мечты и всё детское, что было в тебе, окончательно.


1) Поразительно, насколько мало в реальности значат эта детская одарённость вундеркиндов, выигрывающих школьные олимпиады; как часто двигателями прогресса и пионерами переднего края человеческой мысли становятся совсем иные люди, например, неискоренимые троечники, способные, однако, держать выбранное направление, которые до поры до времени были себе на уме, до поры до времени тратили достаточно много сил на разные посторонние вещи, вроде спорта.
Но насколько, однако, неожиданным становится это преображение! Словно из куколки в бабочку, взлетающую вдруг над своим прежним окружением.

2) Мне не особенно верится какую-то беспрецедентную святость отшельников, о которых нам рассказывают в житиях святых, поскольку само наличие человеческого общества носит потрясающий сдерживающий эффект: усмиряющий, вразумляющий, отрезвляющий. И те, кто бегут этого эффекта, делают это неспроста.
Либо они таким диковинным образом испытывали свои силы в борьбе с соблазнами, пренебрегаю помощью общества и своих коллег. В любом случае, ото всех искушений не убежишь.

3) Зачастую мне кажется, что только полностью разорвав сеть опутывающих нас привычек, обычаев и знакомств можно стать новым человеком.
Привычек хороших и вредных. Ведь столько вещей мы делаем, не задумываясь, не под действием импульса, желания, а просто по инерции, по принципу наименьшего сопротивления, подлаживаясь под сложившуюся вокруг нас среду, которую мы создавали некоторое время назад сами же. Но возможно успели поменяться внутренне.

4) Основная проблема заключается не в том, что порок приятен, обходителен и человечен, а в том, что добро скучно, пресно и на всё смотрит с высоты своего морального превосходства. Добро само в данном случае становится какой-то сомнительной ценностью, разновидностью накопительства, коллекционирования с примесью моралофагии.


Я уже делился с вами своими размышлениями на тему необычно красочных снов во время путешествий, походов, да и, вообще, во время резких перемен стандартной обстановки, стандартной и размеренной жизни на что-то необычное, возможно, тревожащее, будоражащее разум.

Ближе к концу похода меня стал преследовать другой навязчивый образ. Но я бы не назвал его сном, так как я об этом размышлял во вполне ещё ясном сознании, хотя и, определённо, перед сном.
Я совершенно отчётливо представлял себе, как возвращаюсь в Москву, но без одной руки. Причём без полностью без руки, отсечённой прямо вплоть до плечевого сустава. Без особых сожалений, но я уже смирялся с тем, что мне придётся пересмотреть свои привычки: я понимал, что не смогу больше кататься на велосипеде, ибо рулить одной рукой практически не реально.

Мне представлялось, будто я прихожу без руки на традиционный волейбол во Вторую Школу и с каким-то придурковатым сожалением развожу руками (пардон, рукой!), дескать, извините, не смогу к вам присоединиться по уважительным причинам. А там на меня смотрят то ли с изумлением, то ли с отвращением, не понимая, зачем я, вообще, пришёл на этот отныне чужой для меня праздник жизни и здоровья! А организатор наших игр, с сочувствием, но тем не менее весело меня обнимает, как будто это всё не на самом деле.

Довольно хладнокровно я начинал продумывать сценарии своей дальнейшей жизни, отныне лишённой некоторых украшений, но вместе с тем и освобождённой для иных ещё неизвестных, но несомненно великих свершений. И мысленно я уже смирялся с этой потерей, понимая, что это было необходимо, иначе я бы так и смирился с рутиной повседневных дел, в которых я так основательно увяз.

В следующий раз эти видения посетили меня, когда самолёт Уральских Авиалиний уже готовился ко взлёту. Я не очень люблю летать на самолётах, но перед самим взлётом меня охватывает какая-то апатия и равнодушие по отношению к предстоящим событиям. И тут мне начал вырисовываться неприятный сценарий катастрофы, в которой я останусь жив, но непременно лишусь руки, и именно в результате крушения авиалайнера. Причём, скорее всего, из-за того, что я начну как-то неправильно вылезать через аварийный выход и меня в нём прищемит.

На этом, пожалуй, и всё. Между прочим, без всяких осложнений печатал этот текст обеими руками. Так что сны пусть остаются снами и на реальную жизнь власть их не распространяется!

Походный сон.

Особенно яркие сны мне снятся в походах, когда подолгу спишь, уходя в палатку с наступлением темноты. А в горах темнота длится довольно долго, как вы догадываетесь. Так вот на свежем воздухе после обилия дневных впечатлений, сны выходят особенно красочные, какие-то безумно вдохновляющие.

Одним из запомнившихся мне снов, был такой: я понимаю, что живу практически в уединении. Моим домом является шикарная гостиница, типа Гётеборгской «Gothia Towers», но более скромных размеров, как немецкая «Agora».

По факту это огороженная территория, хотя и очень больших размеров. Она находится где-то вдали от крупных городов. На территории есть всё необходимое. Помимо гостиницы, есть и столовая, более походящая на ресторан. И в ней есть крайне приятных парковый колорит. Эта территория крайне похожа на парковую зону перед ГЗ МГУ в сторону Москва-реки. Но там практически нет людей. Я много гуляю по территории. Много и меланхолично размышляю над некими проблемами.

Я понимаю, что помещён туда, чтобы работать в качестве учёного над каким-то проектом. Но никакого принуждения я не чувствую, более того, меня будто бы оберегают от ненужных волнений, от каких посягновений извне: я знаю, что кто-то охотится за мной, то, кто пока за оградой этих территорий.

Над нами кружат аэростаты на большой высоты, наблюдая за территорией. С них стартуют квадрокоптеры поменьше. Враг не пройдёт.

Вслед за этим я уже представляю себя на месте похитителя. И руковожу двумя диверсантами, пытающимися выкрасть кого-то из этой гороженной зоны, в которой ведутся секретные разработки неизвестного мне сорта. На этом сон прекращается.


1) Суть интернета, суть того, что называется быть на связи, это, прежде всего, иллюзия сопричастности великим событиям нашего времени. Способ, оставаясь на месте чувствовать себя в гуще событий, важным, значимым, востребованным.

Интернет — средство быстрой принудительной амнезии, когда вал якобы важных событий со всего мира вытесняет на периферию сознания наше персонально важное.

2) Именно в походах, на лоне природы с особой тоской я начинаю понимать, что я, прежде всего, человек слова. В том смысле, что мне мало непосредственного восприятия красот пейзажа и бурных рек, мне надо об этом читать, мне надо перерабатывать это через культурное сито языка. И именно его просторы — главный предмет путешествий и моих географических исследований. Внутренняя география души, выражаемая исключительно языковыми нюансами, практически неразличимыми.

3) Duty free представляется в чём-то самолётным аналогом торговли с рук на платформах во время поездок куда-то на поездах дальнего следования или прямо в вагонах электричек. Аналогия не самая очевидная, так как в аэропортах всё богаче, аккуратнее и благороднее обставлено, но общее всё же налицо. Найден якобы некий удивительный источник мнимой выгоды, но суть-то остаётся той же самой.


Вопрос, пожалуй, что чисто философского плана, который, тем не менее, не даёт мне покоя, поскольку я не могу дать на него однозначного, универсального ответа, который бы не менялся со временем.
Сам вопрос таков: могут ли вещи, явления, события, чьё происхождение преступно и порочно, связано, допустим, с людским горем, унижением, чьё происхождение имеет начало во лжи, могут ли эти явления, говоря общими словами, быть сами по себе благими?
Имеем ли мы право рассматривать их в отрыве от их происхождения? Победа, одержанная с помощью обмана, способна подарить радость и удовольствие ввиду человеческого несовершенства; вопрос в том, должна ли она дарить радость? И насколько эта радость хуже радости от настоящей, безобманной победы?

Возможно ли это своеобразное "моральное забвение" преступных корней, тревожащих нас явлений? И куда исчезает, испаряется тот изначальный вклад зла в это отныне благое явление? Каковы эти механизмы диссипации зла, как бы вы объясняли сами для себя?

Человек и пароход.



Путин всё более становится: лидером нации, "политической валютой", фигурой умолчания, символом угнетения, собирательным образом сил зла, краеугольным камнем режима, героем анекдотов, малым золотником пропаганды, газом, занимающим весь доступный объём информационного вакуума, исторической фигурой, божком, кумиром, золотым тельцом, бесконечной змейкой тетрисных игр, поедающей саму себя, самоцитирующимся собранием пошлых, но несмешных анекдотов, самовоспроизводящейся информационной единицей, плодящейся с дикой скоростью, официальным титулом прявящих лиц, династией, живым пророком (и ныне здравствующим!), да чем угодно (скоро даже на богородской игрушке Путин будет играть сам с собой в одни ему ведомые геополитические игры), только не человеком, каким он был и должен оставаться.


Уже довольно давно смотреть игры сборных для меня даже интереснее, чем какие бы то ни было волейбольные клубные баталии. Мне лично кажется, что уровень сборных всё-таки повыше, чем уровень большинства клубов, здесь нет беспросветной гегемонии одного клуба на всех уровнях и соревнованиях. И, в конце концов, здесь гораздо лучше просматривает рисунок игры, свойственный разным волейбольным школам. Пусть тенденции для всех одинаковые, но каждый идёт своим собственным путём. И это мне очень нравится. Даже при том, что в большинстве случаев национальные команды сильнее, но в них нет какой-то однотипной универсальности, которая порой начинает угнетать в клубах, что начинают свою комплектация прежде всего с набора кубинцев и других имеющихся на рынке доигровщиков с высоким съёмом.

Read more...Collapse )


Месяц назад я почувствовал, с одной стороны, усталость от серьёзной литературы, а с другой, мне хотелось остановить свой взгляд на чём-нибудь более продолжительном, нежели пьесы, которые я привык в таком случае читать. Выбор мой пал на детективный жанр, однако, я знал, что искать и сформулировал свой поисковый запрос, как “интеллектуальный детектив”.
Испанский автор Хосе Карлос Сомоса подарил нам детектив в древнегреческих декорациях «Афинские убийства или Пещера Идей». И я сперва так и подумал, что это будет некой стилизацией, лёгкой игрой ума, фантазией. По ходу раскрытия характера главного героя — Разгадывателя Загадок Гераклеса, я стал склоняться в сторону ассоциаций с детективом Коломбо и знаменитыми, замечательными «6 загадками Дона Исидро Пароди».

Удивительное в обычном...Collapse )

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow